Супружеская жизнь — нужен ли аборт

«Возбуждается дело о разводе…» — нередко читаем мы в местных газетах такие объявления. Они как-то примелькались, их почти не замечаешь. А ведь за каждым таким официальным сообщением стоят живые люди со своими горестями, обидами, неосуществленными мечтами…

Нам, юристам, приходится каждодневно сталкиваться с этой стороной человеческих взаимоотношений. И порой с грустью наблюдаешь за тем, как на твоих глазах рушится семья, которая могла бы быть счастливой, рушится из-за однажды допущенного легкомыслия, необдуманного поступка, непоправимого шага.

Из всех дел о разводе, в которых я участвовал как адвокат, памятнее всего дело Ирины В. Может быть, потому, что это была для меня не обычная клиентка, а человек, с которым я был знаком и который был мне очень симпатичен.

Впервые я увидел ее несколько лет назад в санатории. Тогда это была совсем юная девушка со спортивной фигуркой, нежным лицом и немного дерзким взглядом.

А еще через 2 года судьба снова свела меня с нею: я отдыхал в том же санатории, а она жила рядом на даче, на этот раз вместе со своим мужем, молодым художником. Мы встретились как старые добрые знакомые, подружились… Это была чудесная, дружная, веселая семья.

Супружеская жизньИ вдруг я случайно узнал, что Ирина собирается в Москву, — делать аборт. Я был буквально ошарашен. Наши дружеские отношения позволяли говорить начистоту, и в тот же день, улучив момент, я спросил Иру, действительно ли она решилась на этот поступок. Помню, меня неприятно поразила та легкость, с которой она тотчас ответила мне:

— Конечно!

И стала уверять, что иначе нельзя: зачем так быстро лишать себя всех удовольствий, которые несет молодость, закабалять себя новыми хлопотами, а главное — зачем взваливать на плечи Леонида такую обузу, как ребенок, — ведь это будет «источник вечных раздражений».

— Сейчас не время еще! — закончила она, давая понять, что решение, принятое ею, — окончательно.

Все-таки я не раз еще возвращался к этому вопросу, рассказывал Ире различные истории из моей практики, свидетельствовавшие о том, что ребенок цементирует семью, что даже очень равнодушные к детям люди, познав материнство или отцовство, перерождаются. Веря в силу поэзии, я пытался воздействовать на молодую женщину стихами и читал ей строки любимого поэта:
«Послушай, а что ты скажешь, если он будет Моцарт,
Этот неживший мальчик, вытравленный тобой?..»
Все было впустую!

— Ерунда! — самоуверенно отрезала Ирина. — Не к спеху! Через несколько лет заимеем чадо, и пусть он тогда будет хоть Бетховеном…

Эти несколько лет прошли. И вот — женщина со следами трудной жизни и мучительных раздумий на лице сидит в моем кабинете. Ей захотелось посоветоваться и «просто отвести душу»: в ее сумочке лежит повестка на суд — Леонид предъявил иск о разводе.

Развод в итогеСлучилось то, что можно было предполагать и о чем в своей молодой наивности Ирина не хотела даже думать: аборт, который она — в довершение ко всему сделала не в больничных условиях, — навсегда лишил ее возможности иметь детей. Весь ужас этого дошел до нее не сразу. Только после того, как в Леониде проснулось чувство отцовства и ему захотелось ребенка, она поняла, что случилось. Но ничем уже нельзя было помочь.

Начались вспышки раздражения, во время которых муж не уставал подчеркивать, что она лишила его самой простой человеческой радости — радости быть отцом. О том, что аборт был сделан ради него, он уже, конечно, не помнил.

Финал был таков: у Леонида появился ребенок от другой женщины. Быть может, она не могла поспорить с Ириной в уме, изяществе, красоте. Но зато у нее было величайшее преимущество: она могла подарить Леониду сына…

Какая ирония судьбы: Ирина боялась, что муж уйдет, если у нее будет ребенок. Он ушел потому, что у нее ребенка не было и никогда уже не могло быть.

VN:F [1.9.22_1171]
Рейтинг: 0.0/5 (0 голоса-(ов))

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!